Архонтология: развитие хронологии органов власти

Oleg Schultz, M.A., National Politics Web Guide (http://archontology.org)

Как пьеса была бы неполной без перечня действующих лиц и их занятий, так политическая и историческая науки оказались бы бесполезными и лишенными смысла без упоминания главных действующих лиц истории. Многие из этих люди являлись наследственными монархами, другие приходили к власти в странах с республиканским устройством путем выборов, революций и государственных переворотов. Занимая высокое положение и важные государственные или партийные посты, они зачастую пользовались абсолютной властью, но могли быть, напротив, серьезно ограничены законом или традицией. Данная категория людей, которых в обиходной речи можно назвать «правителями», уже много веков является объектом изучения научной хронологии. Интерес к изучению жизни правителей тех или иных стран возник задолго до того, как такое изучение стало частью истории и хронологии как академических дисциплин. Такой совершенно определенный и узкоспециальный интерес к изучению хронологий глав государств, правительств, министерств и ведомств можно в целом определить как институциональную хронологию и, возможно, как «архонтологию»[1] (от греческого «архонт» - «правитель»; термин использовался для обозначения высших должностных лиц в ряде античных городов с демократическим государственным строем, например, в Афинах, или даже царей, например, в Боспоре Киммерийском).

Хронология органов власти как неотъемлемая часть общей хронологии восходит к временам первых цивилизаций. Одни из самых ранних попыток древних историков были нацелены на создание хронологий современных им правителей и их предшественников. Списки монархов, которые были найдены в большинстве центров древних цивилизаций, стали основой для написания более детальных исторических работ и послужили отправным пунктом для дальнейших исследований. Трудно представить, как выглядела бы сейчас история Древнего Египта, если бы современные историки не могли опираться в своих исследованиях на таблицы правителей, взятые из Абидосских надписей, или труды Манефона. Также трудно было бы детально воссоздать историю Рима не будь консульских списков. Традиция вести хроники правлений пережила века и стала частью современной хронологии, хотя ее вполне можно рассматривать как отдельную отрасль знания и самостоятельную дисциплину, тесно связанную с политологией и правом.

Историки и хронографы приложили немалые усилия, составляя списки королей, королев, президентов и дргугих представителей власти. Королевские генеалогии, включая информацию об их царствованиях и родословной, стали первыми работами аналитического характера в хронологии институтов власти. Например, написанная в XVII в. работа Р.П.Ансельма «История королевского дома Франции и главных сановников Короны» (Париж, 1674), может до сих пор представлять интерес как образец раннего исторического труда, сфокусированного на главах государства и высших государственных чиновниках. В XIX и XX вв. появились работы, авторы которых попытались свести воедино списки правителей, сгруппировав их по странам и периодам (Стоквис, Пул, Шпулер, Трухарт). Наиболее объемным образцом такого труда является работа Петера Трухарта «Правители наций» (Peter Truhart, Regenten der Welt/Regents of Nations, Munich, 1985), универсальное справочное издание объемом в несколько тысяч страниц, посвященное главам государств и правительств всех времен и народов. Опубликованная дважды, в 1985 и 2001 годах известным издательством «Заур» (Saur), книга, к сожалению, до сих пор изобилует ошибками, вызванными скорее свего тем, что автор предпринял попытку включить в нее максимальное количество информации – безотносительно к ее обоснованности и надежности с точки зрения хронологии. Работа, ограниченная более узким информационным полем, представляла бы большую ценность для читателя. С другой стороны, имеются и такие работы как «Справочник Британской хронологии» (Handbook of British Chronology) – труд, постоянно совершенствуемый его издателями – может служить прекрасным примером сочетания теоретического, исторического и хронологического методов.

Большое число исследований, тесно связанных с хронологией институтов власти, представлют собой тематические работы, посвященные правителям отдельных стран. Эти работы могут содержать в себе документальную информацию, но часто отклоняются от главного русла архонтологии. Вероятно с целью расширения потенциальной аудитории, авторы этих работ сосредотачивают внимание на любопытных, но менее значительных фактах. Так, авторы объемистого труда «Факты из жизни британских премьер-министров», в разделе о Сэре Уинстоне Черчилле, привели полный список всех статуй и бюстов, воздвигнутые в честь великого британского политика, но при этом не удосужились включить в книгу никаких дополнительных данных, касающихся полного имени (Спенсер-Черчилль)[2], а также ошибочно указав в качестве даты окончания его полномочий на посту Первого лорда казначейства и министра обороны день 1 марта 1952 года.

Сегодня, с приходом в нашу жизнь компьютерных технологий и Интернета, такие дисциплины, как институциональная хронология и близкие к ней, такие как генеалогия, получили поддержку со стороны многочисленных энтузиастов, заинтересованных в сборе информации о главах государств и высших должностных лицах различных стран. Современные технические возможности, казалось бы, должны были способствовать углублению анализа в области хронологии, стать решающим толчком к преобразованию хронологии институтов власти в более строгую научную дисциплину. Однако на деле качество исследований существенно не улучшилось, поскольку в процесс сбора данных оказались вовлечены многие исследователи, чьи главные интересы лежат в стороне от глубокого анализа и последовательного изучения хронологических деталей. Такая ситуация напоминает нумизматику, где коллекционером может оказаться даже ребенок, в то время как круг академических исследователей значительно уже. Большинство публикуемых в настоящее время работ отличаются поверхностным подходом с точки зрения архонтологии, хотя все это скорее объясняется разницей в целях исследований. Анализ содержания Интернет-сайтов и форумов позволяет сделать вывод, что на стадии своего формирования архонтология не только открывает широкие возможности для любителей, но также в огромной степени зависит от их вклада – как по части фактов, так и по части их анализа и организации.

Значительная часть академических интересов находится в том разделе хронологии институтов власти, который посвящен государственным постам и ограничен политическими деятелями, чье положение соответствует принятым в современном международном праве понятиям «глава государства» и «глава правительства». В отличие от подхода, принятого в работах Шпулера и Трухарта, следует придать большее значение фактам, определяющим даты правлений и сроки полномочий. Что можно считать верным основанием для отсчета начала правления того или иного монарха: смерть предшественника, провозглашение парламентом или коронацию? Что официально определяет преждевременное окончание полномочий государственного деятеля: дата его или ее отставки, дата принятия отставки национальным законодательным органом или вступление в должность преемника? Такими вопросами часто пренебрегают или рассматривают их детально лишь при случае. Таким образом, изучение политического развития и национальной правовой системы государства должно стать важным инструментом в установлении общеприемлемых датировок. Для более точной идентификации личности субъектов хронологии органов власти могут использоваться факты из их биографий, включая полное имя, дворянские и прочие титулы,  военные звания, точные даты и места рождения и смерти. Набор таких сведений делает архонтологию полезной и ясной для понимания широкому кругу исследователей.

Если провести несложный анализ большого количества архонтологического материала, появлвющегося в различных исследованиях, то легко заметить, что многочисленные исследования противоречат друг другу, даже когда речь идет о самых очевидных датах. Достаточно наглядным примером может служить дата начала правления Наполеона III во Франции. Указ сената от 7 ноября 1852 г. восстановил «императорское достоинство» и возложил титул императора на Луи-Наполеона Бонапарта. Последовавший за эти плебисцит, проведенный 21 и 22 ноября 1852 г. подтвердил решение высшего органа законодательной власти. Вечером 1 декабря 1852 г. Луи-Наполеон формально принял корону на встрече с законодателями во дворце Сен-Клу, но имперский декрет, превративший решение сената в государственный закон был подписан уже 2 декабря 1852 г. В различных справочниках по французской истории можно встретить все пять вышеприведенных дат, но далеко не всегда можно найти рациональное объяснение выбора одной из них для обозначения начала правления Наполеона III и Второй империи.

Причины этих противоречий кроются в том, что различные авторы, очевидно, озабочены главным образом построением наиболее последовательной и подробной хронологии, внося в нее всякое доступное имя и дату, не будучи при этом в состоянии обоснованно аргументировать, почему именно эта дата или даже этот конкретный исторический персонаж были включены в хронику. В большинстве таких работ не содержится ссылок на первичные источники информации – например, на архивные документы и законодательные акты. Недостаток деталей и обоснованных объяснений снижает качество справочных работ в области хронологии органов власти.

Полнота и качество исследований зависит также от изучаемой страны. Например, совсем нетрудно выяснить даты и механизм смены президентов США начиная с 1789 года, но далеко не каждая книга сможет рассказать что предшествовало инаугурации Джорджа Вашингтона и какую роль играли президенты Континентального Конгресса с 1774 по 1788 гг. Истории России посвящены тысячи работ, но среди них до сих пор не было ни одной, в которой содержались бы документально подтвержденные даты полномочий глав правительства этой страны в XX веке[3]. Историкам предстоит заполнить массу пустот, однако это потребует от них не только работы с печатными первоисточниками, но и большой архивной работы.

Главная цель должна заключается не просто в накоплении массы дат и имен, но в составление на их основе детальных хронологий, где факт смены главы того или иного учреждения был бы установлен на основе знания не только истории, но также политологии и права. Такой метод существенно увеличивает ценность собранного материала и должен помочь в заполнении пробелов в хронологиях государственных лидеров. К сожалению, на сегодняшний день не существует разработанной и общепринятой системы отбора и проверки хронологических фактов, в то время как она могла бы оказаться крайне полезной для выработки критериев отбора дат и имен.

Нехватка достоверной информации проистекает из многих факторов. Хотя это и может показаться несложным, на практике установление дат и создание последовательной хронологии событий оказывается совсем не простым делом. Списки правителей, используемые в академических работах в качестве приложений, обычно слишком упрощены и не подвергаются серьезной проверке, которая зачастую требует обращения к огромному числу официальных периодических изданий и постановлений, опубликованных в различных странах. Самые незначительные факты, касающиеся перемен в составе правительства, могут оказаться запрятаны глубоко в протокалах заседаний национальных парламентов и органов исполнительной власти.

Ярким примером открытия новых имен в хронологии органов власти может служить история Вильгельма Пфаннкуха, который практически никогда не упоминался в числе руководителей Германии времен Веймарской республики, пока не были обнаружены факты, позволившие восстановить историческую справедливость. Такой универсальный источник академического знания, как «Энциклопедия Британника», впрочем как и другие издания, никогда не упоминали его имени в списках германских императоров, президентов и прочих официальных лиц. В то время как Эдуард Давид, первый избранный президент Национального собрания (7 февраля 1919 – 13 февраля 1919), всегда считался временным главой германоского государства в период с 7 по 11 февраля 1919 г., имя Пфаннкуха оставалось вне поля зрения. Однако, протоколы заседаний Национального собрания за 6 февраля 1919 г. показывают, что Пфаннкух в действительности председательствовал в этот день, а также частично и 7 февраля 1919 г. в качестве президента по старшинству (Alterspräsident)[4]. Таким образом, в качестве временного главы национального учредительного собрания он, в течение короткого времени, условно обладал полномочиями главы государства. Эта информация была опубликована на двух Интернет-сайтах,[5] посвященных изучению архонтологии, откуда, в дальнейшем, и попала к издателям «Британники». Хотя факт получения данной информации из этих источников издателями энциклопедии не был подтвержден, значимость открытия, тем не менее, очевидна.

Исследование хроник национальных лидеров может быть дополнено теоретическим анализом политического развития различных стран. Временные правительства, исполнение обязанностей в отсутствие постоянных представителей власти, точные определения временных рамок и официальных названий государственных должностей, регентства – это лишь малая часть возможных теоретических изысканий.

В работах, написанных не в русле институциональной хронологии, часто используются общеупотребительные понятия и не слишком строгие определения, что отчасти искажает историческую ретроспективу. Типичный современный подход к изучению истории органов власти может и должен быть изменен в рамках архонтологии. Большинство современных работ по хронологии правлений и полномочий официальных лиц нуждаются в серьезных улучшениях, поскольку обычно представляют собой голый костяк, состоящий из имен и дат, совершенно лишенный плоти исторических фактов. Многочисленные даты и имена, предстающие в хронологических справочниках без подробных объяснений касательно их отбора и значения, не дают исследователю возможности представить полную картину политического и исторического развития. Нетрудно заметить, что различные работы противоречат одна другой, тогда как детальный анализ датировок мог бы привести их к общему знаменателю. Страны, история которых изобилует разнообразием конституционных и антиконституционных смен власти, представлены в хронологических справочниках весьма скудно – просто ввиду того, что история их органов власти крайне плохо изучена. Никого не удивит тот факт, что невозможно составить полный список членов никарагуанской правящей хунты середины XIX столетия, но в то же время до сих пор не появилось достаточно серьезной работы по канцлерам и министерствам Германской империи 1871-1945 гг., или по уже упомянутым главам правительства РСФСР 1917-1991 гг. Огромное число исполняющих обязанности, то есть временных политических фигур, еще ожидают своего включения в хроники. Все эти пробелы могут быть заполнены только при условии более скрупулезного подхода к изучению темы.

Что касается теоретических принципов, на которых должна строиться хронология органов власти, то они по-прежнему должным образом не сформулированы. Исследователь, столкнувшийся с двумя или более противоречащими друг другу датами, нуждается в четком руководстве относительно того, какое историческое событие, с точки зрения архонтологии, позволяет отдать предпочтение одной из них. Простой с виду вопрос: когда должностное лицо вступило в должность – может повлечь за собой массу совсем не простых вопросов. Интересный пример такой ситуации – члены Исполнительной директории Французской Республики 1795-1799 гг. Многочисленные работы по истории Директории дают противоречивые ответы на вопрос в какой момент директор официально вступал в должность. Детальное изучение проблемы с привлечением архивных материалов и законодательных актов показало, что следует применить как минимум три подхода к точному установлению начала срока полномочий директоров. Первые 4 из 13 директоров официально приступили к исполнению своих обязанностей сразу же после учреждения Директории как исполнительного органа власти, 7 – непосредственно с их избранием, и 2 – в даты, утвержденные соответствующим законом. Несмотря на то, что по истории Франции XVIII в. были опубликованы и публикуются многочисленные работы, указанные трудности датировки остаются практически неизвестными. В результате, мы сталкиваемся с весьма разноречивым толкованием этих дат в различных справочниках.

Значительная доля источников информации для хронологии органов власти – это архивные документы, отражающие реальную законодательную и исполнительную деятельность. Собрания документов, изданных в целях управления главами государств и правительств, министрами, военными и другими лидерами, содержат ценную информацию касательно аутентичных определений должностей и титулов, используемых в определенные периоды, самоназваний и формальной терминологии в целом. Незначительные изменения в названии должности или монаршем титуле, часто упускаемые из виду в работах по общей истории, можно отследить только путем тщательного изучения правового наследия государственных органов власти. Известно, например, что употреблямый в историческом контексте термин «царь» применительно к российскому императору в период с 1721 по 1917 г. был, строго говоря, неправомерен, поскольку использовался только как часть полного титула в отношении составных частей империи, многие из которых к тому времени оставались лишь воображаемым понятием[6]. С другой стороны, довольно трудно выяснить, к примеру, как официально называлась должность португальского диктатора Салазара, когда он временно исполнял обязанности главы государства в 1951 г., хотя масса справочников говорит о нем как об «и.о. президента», используя сложившийся шаблон. Авторы ряда недавно опубликованных крупных работ по истории португальских президентов и премьер-министров не дали ответа на этот вопрос. Отсутствие точных формулировок названия государственной должности того или иного политического деятеля влечет за собой искаженный взгляд на политическое развитие государства. Ответы же на эти вопросы часто можно найти только при изучении юридических источников.

Помимо чисто академического интереса, хронология органов власти имеет вполне практическое значение. Ее данные используются во многих дисциплинах и в самых различных целях. Четкая и проверенная информация о сроках полномочий того или иного лица может с успехом применяться для датирования документов. В этом случае польза выверенных хроник правления и сроков полномочий в том, что они позволяют сузить временные рамки выхода официальных документов, благодаря информации о периоде, в который лицо, подписавшее документ, находилось у власти. Разумеется, речь идет о случаях, когда нет возможности обратиться к датированному оригиналу документа. Принцип использования имен правителей для летосчисления применялся многими народами, включая древних греков и римлян, китайцев периода империи и японцев. Официально устанавливаемые английскими монархами годы царствований (regnal years) играют ключевую роль в британской хронологии; то же самое относится и к другим европейским странам. Таким образом, только тщательно составленная и максимально выверенная хронология может послужить хорошей базой для дальнейших исследований.

Подводя итог сказанному выше, можно сказать, что главные цели архонтологии не могут быть достигнуты только путем устранения расхождений и заполнением пробелом в списках правителей и государственных чиновников. В действительности, эти пробелы вообще невозможно заполнить пока не будут выработаны некоторые универсальные определения и термины. По-прежнему нуждаются в уточнении критерии отбора исторических деятелей для архонтологических изысканий, критерии отбора и верификации сроков и дат, методы идентификации правителей и других официальных лиц. Подходы к этим проблемам, которые применяются сегодня, нуждаются в существенном пересмотре для их дальнейшего развития и совершенствования.

Для того, чтобы стать независимой академической дисциплиной, архонтология должна сосредоточиться на разработке новых стандартов и терминологии для классификации правителей и других должностных лиц. Существующие хронологии, основанные на достоверно установленных фактах, могут послужить хорошей базой для архонтологических изысканий. В то же время они должны быть расширены, реструктурированы и дополнены теоретической информацией, включая исторические, политические и юридические аспекты изменения форм правления и смены правителей. И совсем необязательно эти исследования должны ограничиваться установлением последовательности правителей. Органической частью архонтологии может стать изучение проблем возникновения и развития государственных должностей, изучение механизмов преемственности власти, классификация официальных источников информации, изучение церемоний инаугурации и многое другое.

Хотя в ближайшем будущем трудно ожидать глобального улучшения архонтологических исследований по всем странам и периодам, исследования хронологий органов власти отдельных стран и наднациональных союзов можно стимулировать путем улучшения методов и подходов в целом. Появление обновленных, выверенных и документально подтвержденных хроник, составленных с использованием надлежащей терминологии, означало бы реальное ускорение в развитии этой отрасли знания, и способствовало бы окончательному рождению архонтологии как новой ветви исторической науки.

© 2004 Oleg Schultz

© 2004 National Politics Web Guide (http://lego70.tripod.com)

© 2004 Перевод с английского Константина Моисеева



[1] См.: В.Н. Татищев, История Российская: часть первая: «Другие, описывая какую-либо область, по владетелям ведут изложение, сие по-гречески архонтология, или о государях сказание.»

[2] Данный факт малоизвестен, но полная фамилия Черчилля – Спенсер-Черчилль (Spencer-Churchill). В свидетельстве о рождении и свидетельстве о крещении его личные имена записаны как "Уинстон Леонард", а фамилия по отцу как "Спенсер Черчилль" или "Спенсер-Черчилль" (смена фамилии была подтверждена королевской лицезией в 1817 г.). Тексты свидетельств приведены в "Churchill. Companion Volumes 1876-1939," Vol. 1 (London, 1967).

[3] Речь идет не об СССР, а об РСФСР, республике в составе Советского Союза.

[4] Прежде, чем Национальное собрание открыло свои заседания, оно получило высшие государственные полномочия от Центрального совета, который формально отказался от осуществления таковых в пользу собрания 4 февраля 1919 г. Таким образом, президенты Национального собрания временно исполняли функции главы государства до инаугурации рейхспрезидента Фридриха Эберта 11 февраля 1919 г.

[5] См.: National Politics Web Guide (http://archontology.org) и Rulers (http://www.rulers.org).

[6] За исключением Польши, по крайней мере с 1815 по 1830 гг. Традиционными титулами российского монарха были царь Казанский, царь Астраханский, царь Сибирский и прочие. Государства, к которым они относились, перешли в разряд «воображаемых монархий» задолго до утверждения полного титула императора в 1721 г.

На правах рекламы:

• По низким ценам купить медицинский сертификат специалиста в Москве всем без проблем.